BIM и памятники архитектуры

Часть 1. Историческая модель

  • 19.05.2018
  • Анастасия Овсянникова
  • 10 мин

Интерес к сохранению исторической среды норовит перерасти в нездоровую пропаганду истории. Реставрации, реновации, реконструкции — термины с приставкой «-ре» часто красуются на титульных листах архитектурных проектов. Имеем ли мы право говорить об истинном сохранении истории, прикрываясь мнимыми и поверхностными реставрациями? Сколько исторических зданий находятся в идеальном состоянии, но при этом не способны передать тонкую связь с прошлым? Часто сохранение сводится к китчевым интерпретациям истории, которая никогда не существовала, к тому, что Рем Колхас называет «историческими новоделами». В нашей борьбе за сохранение материальных вещей мы начали пренебрегать повествованием, которое несет в себе само здание, сам объект.
Речь в этом тексте пойдет о том, как мы общаемся с памятниками как с информационной моделью, какой подход мы выбираем, чтобы сохранить следы истории. Возможно, переосмысление самих методов сохранения в цифровую эпоху позволит нам глубже понять, каков истинный смысл работы с наследием.

Историческая модель. Архив

Каждый кирпич, балка, плита перекрытия могут рассказать свою важную историю.
В памятнике архитектуры каждый конструктивный элемент, каждая декоративная деталь заключают в себе информацию, важность которой сложно передать. Это знания о материале, технологии строительства, исторических событиях, людях — о контексте.
Памятники архитектуры работают как архив знаний и навыков, как историческая модель тех эпох, в которых они были построены, пережили свой расцвет и пришли в упадок. Памятники отражают ценности, убеждения и устремления наших предков: они позволяют нам лучше понять самих себя, оценить свое место в истории. Архитектурное наследие концентрирует в себе ностальгические воспоминания о времени и людях.

 

Джон Рёскин, 1836

 «… поистине величайшая красота здания заключается не в камнях и не в позолоте. Его красота -— в его в возрасте и в том глубоком ощущении значительности, суровой задумчивости и таинственного сопереживания, более того — молчаливого одобрения или осуждения, которое мы чувствуем в стенах, которые столь долго омывали, прокатываясь, волны человеческого бытия. Красота этих стен в их неизменном свидетельствовании о людях, в спокойном противостоянии преходящему характеру всех вещей, в той силе, которая с течением лет и времени, падением и началом династий, изменением лица земли и пределов морей сохраняет скульптурное воплощение неодолимого времени, связывает воедино ушедшие и будущие века..»писал Джон Рёскин.

Можно ли утверждать, что сохранение памятников является художественным актом? Где начинается творчество, когда все проектные решения нацелены на то, чтобы оставить все как есть? Суть работы с памятником состоит в том, чтобы не просто создать статичное художественное «высказывание», а сформировать новое, современное представление о здании, которое может быть использовано вместе с прошлым и будущим опытом.

Джон Рёскин, 1876
Джон Рёскин, 1876

В ходе этой работы архив знаний о здании начинает наполнятся новыми параметрами, алгоритмами, информацией о новом времени и людях — вдобавок к уже существующим историческим данным. Он становится сложней и требует новых методов и подходов. Из физически существующего, бумажного состояния этот архив переходит в цифровое пространство. Элементы начинают описываться не словами, а цифрами. Для прочтения такого архива необходимы уже более серьезные инструменты, чем карандаш и бумага: нужны программы, позволяющие синтезировать существующие данные и новую информацию, чтобы на их основе смоделировать архитектурную концепцию для будущего развития. Именно тогда мы начинаем задумываться о внедрении BIM в сложившуюся историческую структуру: возможности информационной модели позволяют решить комплексную задачу по соединению архивных данных и проектных предложений.

Цифровая модель памятника

 При работе над проектами по сохранению исторических объектов точное исследование объекта и сбор информации о нем первостепенны. В большинстве случаев документы, касающиеся культурного наследия, имеют неоднородный характер — от исторических текстов и планов до современных обследований.

Архивные документы часто содержат только геометрические элементы без определения связей и отношений между конкретными объектами и временными наслоениями памятника архитектуры. Поэтому самое важное при работе с историей — интегрирование информации разного формата: связи  отдельных элементов необходимо собирать в единую базу данных — «библиотеки», которые затем будут организовывать более крупные группы до тех пор, пока не соберется целая модель. При этом необходимо учитывать, что при работе с памятниками архитектуры мало управлять только 3D-моделью, здесь появляется еще одно измерение — время: архитектор может работать не только с сохранившимися элементами здания, но и фиксировать разные исторические слои в одной модели, чтобы свободно перемещать между несколькими эпохами и видеть трансформации здания.

 Математика определяет процесс моделирования как переход из реальной области в виртуальную (модельную) через формализацию: на основе всей существующей информации складывается форма. Далее происходит изучение и трансформация модели (моделирование) и, наконец, интерпретация результатов как обратный переход из виртуальной области в реальную. Для архитектуры это определение «моделирования» тоже оказывается верным. В новом строительстве эта система выглядит как идея — модель — реализация. Программы моделирования заточены именно под алгоритм, где мы сами задаем параметры, из которых в дальнейшем получим модель. В случае с памятниками к этой схеме добавляется уже существующий объект, который задает четкие границы того, с чем и как мы можем работать.

Джон Рёскин, 1836
Джон Рёскин, 1836

У исторического здания есть две принципиальных составляющих: принадлежность к конкретной эпохе и наслоения, появившиеся в ходе жизни.

Рассуждая об исторической принадлежности и стиле здания, мы обращаемся к первой категории: она транслирует принципиальные концепции эпохи через форму, материалы, технологии строительства. Именно эта сторона воспроизводится при «воссоздании» здания — это важная часть, но она составляет лишь половину смысла. Вторая половина — это наслоения, изменения и утраты, происходящие в структуре здания. Именно из этого создается аура здания, то, благодаря чему мы чувствуем его подлинность и что очень легко потерять при всех «ре-». Этот компонент существует на уровне ощущений, его сложно представить в цифровом виде: при создании компьютерной модели здания эти качества почти всегда утрачиваются.
В результате получается «слепок», несущий в себе лишь физические характеристики.


В зарубежной практике существует отдельное направление Historic BIM. HBIM базируется на методах моделирования в програмах BIM c учетом современных и исторических параметров здания. Но уместен ли данный подход к исследованию и сохранению исторической информации?
Это исследование не даст вам точных ответов. Оно поможет задать правильные вопросы о том, как именно нам необходимо воспринимать памятник истории в эпоху вечного информационного потока. В нескольких главах мы рассмотрим два метода: традиционный подход бюро «Рождественка» и современный подход бюро APEX, основанный на использовании BIM-технологий.

 Библиографические ссылки

Книги и журналы:
Рёскин Д. Семь светочей архитектуры. — Спб.: Азбука-классика, 2007. Глава «Светоч памяти». С. 260.
Талапов В. Основы BIM: введение в информационное моделирование зданий. — М.: ДМК Пресс, 2011. Глава 2 «Реконструкция, ремонт и эксплуатация зданий». С. 116.

 Интернет-ресурсы:

Рем Колхас. Интервью для сайта arch:speech
Murphy M., McGovern E., Pavia S. Historic building information modelling (HBIM). — Structural Survey, 2009. Vol. 27 Issue: 4, pp.311-327.

Еще статьи