Работа для архитектора: как начать карьеру за границей

Личный опыт и советы по портфолио

Полина Патимова

15.04.2020

Время чтения: 19 мин

В коллекции Софт Культуры множество портфолио, созданных друзьями площадки и студентами курса «InDesign: Портфолио и вёрстка» для разных целей: для поступления в университет, приёма на стажировку и работу или сделанных, просто чтобы найти себя.

Мы выбрали из коллекции несколько портфолио и попросили авторов, молодых архитекторов, рассказать, как они поступали на стажировку и устраивались на работу в зарубежные бюро, какую роль в этом сыграло портфолио и что они думают о приобретённом опыте.

Ольга Хураскина

Интерн (Design Assistant) в бюро BIG New York
c 2018 по 2019 год

Я хотела попасть в BIG со школы, поэтому как только собрала портфолио, отправила его в первую очередь в это бюро. В тот период они набирали интернов в Нью-Йорк, и как оказалось, у них уже было около 25–30 стажёров!

Выбор бюро

Кроме BIG я посылала портфолио ещё в 50 бюро в Европе и Соединенных Штатах. Я отправляла письма волнами сначала в топовые компании, в которые хотела попасть с первых курсов института  (около 10-ти бюро), затем в остальные. Отвечали в основном бюро из первой волны — наверное, потому, что они чаще проверяют почту.

Я отправляла везде одно и то же портфолио на должность младшего архитектора (Junior architect) и на позицию интерна — и в результате получила приглашения и на постоянную работу, и на стажировку. Единственное, что я корректировала в пакете документов для каждого бюро, – мотивационное письмо, так как у каждой компании своя специфика и разные требования к вакансиям. 

Если вакансия была в статусе Unsolicited application1, то отвечали редко. Были и фирмы, которые вовсе не ответили на моё письмо или ответили спустя полгода. Получать отказы — это тоже нормально: главное не сдаваться.

Портфолио

Структура

Мне важно было сделать из портфолио цельную историю, чтобы все проекты смотрелись на одном дыхании. Для этого я разделила проекты на 3 группы: первая — это проекты, связанные с реконструкцией и возрождением забытого. Вторая часть раскрывала возможности настоящего — например, показывала проект с 3D-печатью. В завершение портфолио я поместила проекты-рассуждения об альтернативах будущего.

Я хотела, чтобы из портфолио можно было понять, какими навыками я обладаю, оценить образование и опыт, старалась отойти от стандартного набора: проект клуба, проект музея или театра, домов различной этажности. В итоге я отсеяла практически все учебные проекты — остался только дипломный проект, сделанный в бакалавриате. Остальными проектами в портфолио стали конкурсы и проекты, сделанные во время учёбы по обмену2.

Визуальный язык

Я думаю, нужно найти золотую середину между качеством и количеством изображений и весом файла, чтобы портфолио подгрузилось в систему и нормально открылось. Формат листа для меня был неважен главное, чтобы при необходимости портфолио можно было напечатать везде, и сделать это легко и без подрезки листов.

Я старалась сделать максимально читаемое портфолио: чтобы легко можно было понять, когда начинается новый проект, для каждого шмуцтитула я использовала одну и ту же композицию, отличную от композиции других листов: с одним крупным изображением и описанием.

Каждый из проектов я иллюстрировала примерно одинаковым количеством схем, чертежей, рендеров или коллажей, используя минимум текста. Текст я рассматривала как вспомогательный элемент, который можно было бы легко игнорировать, разглядывая изображения для этого я выбрала одну гарнитуру без засечек и использовала шрифты с разной насыщенностью и начертанием: для второстепенных по важности текстов и заголовков. 

Портфолио Ольги Хураскиной

*для просмотра воспользуйтесь командой Fullscreen в углу окна. Если портфолио загружается не сразу, немного подождите

Собеседование

Мои собеседования с зарубежными бюро проходили онлайн. Мне кажется, цель собеседований — оценить адекватность человека: насколько точно он отвечает на вопросы, насколько он вольется в коллектив, обладает ли он нужными скилами. Однажды во время собеседования пропала связь — не на моей стороне: лучше перепроверить соединение с друзьями до разговора с работодателем.

На собеседовании в BIG больше интересовались навыками и владением конкретными программами, которые я использовала для проектов из портфолио. В OMA просили описать концепцию пары проектов и рассказать, как они появились. Архитектора из MAD интересовало всё: и образование, и проекты, и скилы. В качестве вступления меня, как правило, везде просили рассказать о себе, затем о паре проектов из портфолио. Кто-то спрашивал про следующие проекты и разговор затягивался. 

Если всё шло хорошо, собеседники увлечённо рассказывали про офис, атмосферу и текущие проекты. В целом на собеседованиях на позицию младшего архитектора больше интересовались умением общаться и работать в команде (кто-то спрашивал про опыт ведения команды), тогда как для интерна казались важным владение софтом и образование.

Работа

В итоге я попала в BIG на позицию интерна. Нужно было работать 24/7, с небольшими перерывами на сон. То есть чуть больше, чем обычно. 

Я успела поучаствовать в проектах на разных стадиях: были и концепции, и разработка проекта (Design Development), и авторский надзор (Construction Administration). Были абсолютно разные задания: разработать дизайн, проработать варианты, рендеры, макеты, сделать анализ территории, исследовать рынок. Мне нравилось менять и спектр работы, и масштаб — каждый раз можно не только узнавать что-то новое, но и найти принципы из прошлого задания, которые могли бы работать в новом.

Интерны часто проводили время в мастерской за макетами обычно было весело, плюс из окон мастерской самый красивый вид на залив и закаты. 

Во время учёбы в МАрхИ у нас практически не было крупных совместных проектов — в BIG нужно было научиться находить общий язык с людьми со всех уголков планеты, и делать это в стрессовой обстановке во время дедлайна. Не считая этого, мне очень пригодились все навыки, которые я получила во время учёбы в России — от истории искусств и архитектуры до начертательной геометрии и софта. Для работы над проектами команда в основном использует Rhinoceros + Grasshopper, Revit, Adobe Suite и программы для VR — я работала в них вместе со всеми.

Команда

Приятно впечатляет то, как в BIG поддерживают командный дух и любят развлечения. Вечеринки в офисе четыре раза в год и праздники в необычных местах (типа ботанического сада или здания бывшего банка) раз в полгода это норма. Это воспринималось совсем не как скучные корпоративы, организованные для галочки, было заметно, что вложено много сил, создано своими для своих.

В BIG заведено праздновать завершение проекта с командой, тогда все выбираются из  офиса, включая руководителей проекта и партнеров, и общаются. Я надеялась встретить компанию интересных людей со всего мира — так и получилось.

Виза и документы

Основной критерий приёма на работу, помимо квалификации, — рабочая виза. Практически во всех компаниях при подаче портфолио нужно указывать, есть ли она. 

Я была студентом и поехала на стажировку, поэтому мне было легче: у меня была виза для интернов. Чтобы получить такую визу, нужно быть студентом и получить предложение от бюро, а затем пройти собеседование в консульстве. Можно также воспользоваться услугами специальных компаний, которые помогают при подготовке нужных бумаг — я поступила именно так.

Незадолго до поиска стажировки я сдала IELTS4, но сертификат не пригодился, а вот знания языка безусловно были очень полезны. Главные языковой экзамен для работы — это собеседование и качественная переписка.

Что дальше

После завершения стажировки я вернулась в Москву, чтобы закончить магистратуру. Теперь подключаюсь к разным проектам, которые ведут знакомые, изучаю смежные с архитектурой области и делаю конкурсы с друзьями. У меня нет цели уехать за границу только ради того, чтобы уехать. Я хотела бы заниматься интересным для себя и нужным обществу делом неважно, в какой именно стране.

То портфолио, которое было у меня к моменту начала стажировки, я бы оставила и собрала новое — вместо студенческих проектов включила бы в него новые проекты из практики и дипломную работу, сделанную в магистратуре, модифицировала бы утопическую часть про будущее. Думаю, нужно будет придумать новую сквозную тему, чтобы объединить настолько разные проекты.

Андрей Фомичёв

Junior architect в бюро MLA+
c 2019 по настоящее время

Я хотел переехать  в Нидерланды, и мне нужна была в работа в Роттердаме: московские коллеги познакомили меня с Маркусом Апенцеллером, учредителем и партнёром голландского бюро MLA+. Маркус довольно часто бывает в Москве, поэтому мне удалось встретиться с ним лично.

Выбор бюро

Промежуток между моментом переписки и личной встречей с Маркусом был небольшим, поэтому портфолио мы обсуждали в том виде, в каком оно существовало на момент встречи — уже был отобран и завёрстан весь основной материал, не хватало переведенных на английский язык поясняющих текстов, оставались нерешённые моменты по вёрстке некоторых страниц. 

В другие бюро я тогда не отправлял портфолио — мои интересы и интересы бюро удачно совпадали. 

Портфолио

Структура

В целом портфолио было сделано в классическом ключе: сначала персональная информация и навигация по разделам, а затем проекты — сперва учебные, затем рабочие. 

Мне важно было показать свои архитектурные предпочтения и интересы, поэтому несмотря на обширный опыт работы с проектами очень разного характера — от небольшого павильона до мастер-плана — в портфолио вошли не все работы. Я отсеял большие градостроительные и ранние учебные проекты.

В портфолио я стремился показать свои сильные профессиональные стороны: создание концепций, владение софтом, навыки работы на стадии строительства.

Визуальный язык

Хотелось, чтобы портфолио одинаково хорошо работало как в электронной, так и в печатной версии, поэтому я выбрал формат книжного разворота. Размер изображений и подписи были довольно крупными, чтобы при быстром просмотре электронной версии основную нить повествования легко можно было уловить. 

Я смотрел на портфолио в том числе и как на изделие, как на небольшую книгу  — в этом смысле я не вполне доволен той версией, которую подготовил для MLA+. В обновлённом варианте, над которым я работаю сейчас, у портфолио есть две версии: электронная и печатная. В печатной больше деталей, характерных именно для книжной вёрстки.

Портфолио Андрея Фомичёва

*для просмотра воспользуйтесь командой Fullscreen в углу окна. Если портфолио загружается не сразу, немного подождите

Собеседование

Маркус и Олаф Герсон, директор русских проектов MLA+, были в Москве по делам, и предложили встретиться. Им нужен был человек в русскую команду в роттердамском офисе.

Собеседование проходило в довольно расслабленной атмосфере: мы встретились в кафе на Artplay и просто пообщались. Про портфолио мы говорили всего несколько минут, а в остальное время обсуждали мои мотивацию и ожидания от работы в Роттердаме, а также ожидания и планы MLA+ от работы на российском и европейском рынке. Было место и классическим для собеседования вопросам с некоторым психологическим давлением — например, меня спрашивали, почему я хочу работать именно в MLA+ и именно в Нидерландах. Но эта часть вместе с просмотром портфолио заняла примерно 15% от всего времени беседы.

Думаю, у всех работодателей намётан глаз на быстрый просмотр портфолио, и им хватает одной минуты, чтобы составить общее впечатление о профессиональном уровне человека. Дальнейшая заинтересованность в детальном просмотре портфолио, на мой взгляд, появляется либо если кандидат вошел в шорт-лист, либо если у портфолио есть печатная версия — тогда интерес вызывает не только контент в портфолио, но и оно само как объект.

Работа

В момент собеседования бюро требовался архитектор для работы над конкурсом на разработку жилого комплекса в Уфе: когда я вышел на работу, конкурс был уже в разгаре, и я присоединился к нему. 

После трёх лет работы в бюро Александра Бродского это была очень резкая смена профессионального вектора. При этом с точки зрения навыков сильных сложностей я не испытал, за исключением, разве что, работы с большими мастер-планами — пришлось вспоминать прошлый опыт работы в девелоперской фирме. Также резкой переменой стал формат работы с девяти до шести: тут никто не любит пересиживать на работе лишние часы, все очень трепетно относятся к планированию времени. При этом, на мой взгляд от этого во многом теряет творческая составляющая процесса.

Как это часто бывает, ожидания и реальность совпали не во всём. Больше всего меня удивил достаточно сухой подход к делу: здесь архитектура — это товар, а архитектурная практика — продажа товара в срок. Да, проект получается хорошим и качественным, он сдаётся вовремя, но порой не хватает огня и драйва в процессе его создания.

Команда

В роттердамском офисе MLA+ работает 55 человек — это очень много по сравнению с моим предыдущим бюро. Над каждым проектом работает отдельная команда: она собирается в том числе в зависимости от места проектирования —  голландская, английская, китайская и русская. В каждой работают по-своему: в русской команде все работают в SketchUp и AutoCAD, китайцы добавляют к этому Rhinoceros, а голландцы и англичане в основном используют Revit — и иногда SketchUp для этапа концепций. 

Из-за большого количества сотрудников все взаимоотношения довольно формальные: общение часто ограничивается короткими разговорами у кофе-машины. По пятницам все традиционно выпивают по бутылке пива в конце дня и расходятся компаниями по барам, если хотят продолжить. 

В целом здесь довольно стандартная офисная картина: так же, как и везде, завершение проектов отмечают всей командой, и несколько раз в год устраивают корпоративные вечеринки.

Виза и документы

Никаких языковых экзаменов для поступления на работу не требуется, но есть большая проблема при найме сотрудников не из Европы: работодателю необходимо доказать, что компания не смогла найти такого же специалиста с европейским паспортом. Это проблема не только Нидерландов, но и всего Евросоюза и Швейцарии. Поэтому обычно офисы стараются нанимать ребят со студенческими визами и готовы брать людей не из Европы только на стажировки. 

Поехать учиться в ЕС — более верный вариант для того, чтобы тут закрепиться. Но иногда в качестве исключения молодой архитектор попадает в Европе на позицию Junior architect, и это очень хороший результат. 

Сейчас у меня открыта виза Highly skilled migrant — именно она нужна, чтобы компания могла нанять тебя как сотрудника. 

Что дальше

Сейчас бюро меняет стратегию работы с русским рынком: команды, задействованные на российских проектах, сокращаются. Мой контракт действует до конца апреля.   

В новом портфолио я немного изменил структуру и разделил работы на большее количество категорий: «учебный проект», «реализации», «работа в процессе», «конкурсы», «преподавание» (последние три года я преподавал в школе МАРШ). Добавились проекты, над которыми я работал в MLA+, а у некоторых старых обновился статус — они реализовались и перешли в портфолио из одного раздела в другой. Также я пересмотрел проекты, которые уже были в портфолио: все правки касались количества материалов для каждой из работ — где-то я сокращал, где-то добавлял материалы, чтобы чётче донести мысль проекта.

Мария Упорова

Интерн (Intern) в бюро RBTA
Затем младший архитектор (Junior architect) в бюро RBTA
c 2019 по настоящее время

 

После бакалавриата МАрХИ я поступила в магистратуру IAAC и уехала в Барселону. Прошлым летом, когда я заканчивала институт, встал вопрос о том, что делать дальше. 

Выбор бюро

Я не планировала оставаться работать в Испании: решила, что останусь, только если попаду в бюро Рикардо Бофилла — поэтому портфолио делала целенаправленно для этой компании.

Портфолио

Структура:

Я включила в портфолио разные работы  — и по масштабу, и по смыслу: градостроительные проекты, стратегию развития территорий и проекты, связанные с темой устойчивого развития, обработкой и визуализацией информации, а также несколько интерьеров. 

Мне хотелось продемонстрировать разные умения, поэтому портфолио можно чётко разделить на 3 блока: работы, выполненные в бакалавриате МАрхИ, проекты со стажировок и проекты из магистратуры IAAC.

Визуальный язык:

Обычно при вёрстке портфолио я придерживаюсь простого формата А4, но в этом случае решила сделать его немного меньше, чтобы печатную версию было удобно держать в руках. 

Иллюстрации должны понятно объяснять идею, поэтому в каждом проекте я делала упор на разные изображения: для зданий важнее были планы, разрезы и коллажи, передающие образ и настроение проекта, а при работе со стратегиями развития территорий — аналитические схемы и планы территорий, визуализированные в QGIS и Grasshopper.

Портфолио Марии Упоровой

*для просмотра воспользуйтесь командой Fullscreen в углу окна. Если портфолио загружается не сразу, немного подождите

Собеседование

Моё собеседование проходило с сыном Рикардо Бофилла, Пабло Бофиллом: он спрашивал меня об опыте работе, а также интересовался, какие проекты бюро я знаю, и почему хочу работать именно у них. 

В конце собеседования Пабло сказал, что готов взять меня на стажировку на 3 месяца и спросил, когда я могу выходить. Был конец июля, я заканчивала магистратуру, и сказала, что могу выйти только в августе. В бюро было много работы, и мы сошлись на том, что я выхожу через 2 недели — так я стала интерном бюро.

Думаю, важно не только собрать портфолио, но и угадать с моментом его подачи.

Работа

Обычно в RBTA русских практикантов отправляют в команду под руководством русской девушки, которая давно работает в бюро, но я не попала к ней: в первый рабочий день один из ведущих архитекторов увидел моё портфолио и попросил, чтобы я работала в его команде: ему понравилась графика, и он решил, что она пригодится для работы над концепциями. Я до сих пор работаю в его команде, чему очень рада. После 3-х месяцев стажировки мне предложили остаться — я перешла на позицию младшего архитектора.

Как правило, в бюро на одном проекте работает много людей, и у каждого своя задача. Работа устроена таким образом: Рикардо Бофилл проектирует и рисует от руки, а мы — и молодые архитекторы, и ведущие — переводим это в диджитал (чертим, моделим), а затем начинаем разрабатывать проект в деталях.

До выхода на работу я очень переживала и в течение 2-х недель судорожно повторяла программы и пыталась изучить те, что не знала, но оказалось, что моих навыков работы с софтом вполне достаточно: в бюро в основном работают в Rhinoceros и AutoCAD и активно используют Photoshop. BIM-программы, как правило, используют отдельные специалисты — если это необходимо, для проекта ищут того, кто свободно владеет Revit.

Команда

В бюро Рикардо Бофилла работают люди со всего мира, так что основным языком считается английский, но знание испанского всё равно очень помогает — я учила его в школе. 

Сейчас я работаю над проектом эко-курорта в Португалии, и мне повезло оказаться в маленькой команде, нас всего четверо — такое в бюро случается нечасто. Так как команда маленькая, обязанностей больше: я занимаюсь как мастер-планом, так и архитектурой разных масштабов. Работаю в 2D и 3D, делаю визуализации, готовлю презентации. 

У меня есть возможность не только чертить, но и участвовать в функциональном программировании проекта и общаться с клиентами. Руководитель команды открыт для новых идей: он прислушивается и уважает мнение каждого, и это очень здорово.

Виза и документы

Как и везде в Европе, с визой всё непросто. Я поступила на работу по студенческой визе. Сейчас я получила визу для поиска работы и могу находиться в Испании в течение года — такой тип визы дают после окончания магистратуры. 

Чтобы официально быть архитектором и получить лицензию на строительство, необходимо закончить здесь не только магистратуру, но и бакалавриат. С моей степенью официально можно быть только дизайнером — можно заниматься разработкой проекта, но нельзя подписывать чертежи на стройку.

Что дальше

Сейчас я хочу оформить здесь ИП — в Испании это называется Autónomo, — чтобы продолжать работать в бюро как независимый архитектор или официально устроиться на работу как дизайнер. Но пока коронавирус нарушает все планы.   

Собирая портфолио сейчас, я сделала бы его меньше — мне кажется, 15-ти страниц вполне достаточно.


Пожалуйста, подождите...