«Нет заказчиков, которые без бликов на стекле не могут считать главную идею пространства»

Архивное интервью о графике с Натой Татунашвили, партнёром бюро Nowadays

Алёна Шляховая, Анна Шпунтова

10.11.2020

Время чтения: 8 мин

В 2018 году мы поговорили с несколькими московскими архитектурными бюро о том, какую роль графика и изображения вообще играют в их работе и в процессе проектирования.

Этот текст — запись разговора с Натой Татунашвили, архитектором и партнёром бюро Nowadays. Другие — о том, как с графикой работают в бюро «Меганом» и Kosmos.

Интервью брали Алёна Шляховая и Анна Шпунтова, до 2019 года куратор и преподаватель курсов по архитектурной подаче в Софт Культуре. Текст был впервые опубликован на портале archspeech.ru, но стал недоступен, когда весной 2020 года сайт прекратил своё существование.

Алёна Шляховая

Есть ли в Nowadays какое-то особое отношение к графике и ко всему, что касается оформления проекта — или для вас это скорее побочный продукт проектирования?

Ната Татунашвили

В самом начале существования бюро вокруг проектов делалось очень много факультативной работы. С молодыми бюро так часто происходит просто потому, что это единственная точка приложения усилий: ты начинаешь раскручивать из проекта намного больше, чем тебя просят, и неизбежно оказываешься в экспериментах с графикой.

Наверное, нет ничего необычного в том, что молодые бюро или студенты уделяют графике больше внимания, ведь результат их работы — подача проекта, а не его реализация. Самые влиятельные в этом направлении— молодые европейские бюро: безумно талантливые архитекторы, которые очень мало строят, к сожалению. В итоге получается, что единственный продукт, который они могут демонстрировать — это графика, подача проекта. Так, собственно, архитекторы невольно переходят совсем в другую сферу и становятся авторами совсем другого продукта. 

Анна Шпунтова

Кажется, что у вас есть единый, чётко выраженный стиль подачи — ощущаете ли вы это?

Ната Татунашвили

Мне как раз казалось, что всё ровно наоборот. Была такая критика — и самокритика, и критика со стороны, — что мы всё делаем вразнобой, что у нас нет своего стиля, своего почерка.

За графику в бюро отвечают разные люди. Конечно, мы обсуждаем настроение проекта, выбор визуального языка и в связи с этим, медиа, через которые можем презентовать проект, но мы не вводим никакого стандарта, не обмениваемся библиотеками. На самом деле это очень неэффективно по времени, и мы очень от этого страдаем. У нас неоднократно заходила речь на эту тему, но в результате мы всё время приходили к тому, что любая стандартизация или договорённость о каком-то стиле подачи — очевидный тупик в развитии бюро. Мы знаем множество примеров, когда увидев картинку, сразу понимаешь, чья это графика. Есть какой-то один раз найденный успешный приём, который затем дублируется, и это перекрывает все возможности для новых идей.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
«К разным проектам подбираются разные стили подачи, развивающие проектные идеи. Тем не менее, существуют некоторые общие темы, переходящие из проекта в проект, например, наша страсть к эффектам». Авторы картинок: А. Копеина, А. Тихомирова, П. Филиппова, Н. Логинова, С. Стамболиева, А. Казарьян (Nowadays)
Ната Татунашвили

Есть известная проблема: мир так устроен, что если ты один раз делаешь что-то удачное, то потом всю жизнь все хотят от тебя именно этого. Велик риск стать фабрикой по производству одинаковых проектов. Если всё время повторять уже найденный приём, то не получается искать ничего нового. Поэтому на критику об отсутствии у Nowadays единого стиля мы обычно отвечаем, что это наш ключ к тому, чтобы постоянно искать новое, придумывать и не ограничивать проекты рамками их подачи.

C другой стороны, сам факт возникновения вопроса о едином стиле говорит о том, что есть что-то объединяющее наши картинки — то, что легко считывается извне. Если попытаться разложить эту схожесть на составляющие, то получатся активное использование цвета, упрощение и романтичность. Всё это, в первую очередь, свойства архитектуры, которую мы делаем и которая так ведёт себя в графике. 

Архитектурные картинки редко содержат в себе цвет в такой концентрации, в которой его использует мы. Помимо того, что нам нравится так делать, это и ещё и способ произвести впечатление в прямом смысле слова: при помощи графики сообщить о том, что пространство, которое мы создаём, эффектно. Отсюда же и обобщение и упрощение как метод производства картинок — самый легкий путь к созданию романтичных образов, несколько наивных по сравнению с мейнстримовой архитектурой.

Анна Шпунтова

Если сравнивать ваши работы с подачами других архитектурных бюро, то видно, что ваши картинки носят более концептуальный характер: это не рендер, не реалистичная визуализация: ваши изображения — скорее метафоричные коллажи. Возникает вопрос о том, насколько для вас важно быть понятными для зрителя?

Ната Татунашвили

Цель любой подачи — произвести впечатление и понравиться, желательно всем. И в этом смысле нет никакого деления на архитекторов и заказчиков, на людей разбирающихся и нет.

Нужно всегда сохранять осознание того, что графика — всё же инструмент, а не самоцель. Поэтому главное, чтобы понравился сам проект, а не картинка. 

Для нас важно, чтобы подачу проекта делал его автор. Мы редко заказываем фотореалистичные изображения, потому что невозможно чужими руками визуализировать то, что хочешь сказать сам. Только архитектор знает, что в проекте важное, а что второстепенное, что здесь должно быть светлое пятно, там — две плоскости, какой-то слой мелких предметов и так далее. 

Это правда для большинства случаев, за очень редким исключением, когда находишь по-настоящему своего визуализатора. Кажется, мы недавно нашли такого человека, который с нами на одной волне.

  •  
  •  
  •  
«Идею проекта, можно описать очень простым визуальным языком пятна, формы, линии. Мы считываем важные вещи, а второстепенные оказываются на периферии». Авторы картинок: архитекторы Nowadays
Алёна Шляховая

Проектируя, мы как архитекторы часто мыслим образами, которые и пытаемся передать другим. В результате изображению уделяется очень много внимания. Отделение архитектора от визуализатора, казалось бы, и должно дать первому возможность не концентрироваться на «картиночной» составляющей проекта и думать больше про материальное. В противном случае, как можно избежать ситуации, в которой изображение становится доминирующим в проекте? 

Ната Татунашвили

Помимо какой-то вербальной идеи саму архитектуру, архитектурную идею проекта, можно описать очень простым визуальным языком пятна, формы, линии. При упрощённой коллажной подаче неизбежно возникает упрощение и утрирование, которое чем-то родственно нашему восприятию. Мне кажется, что наше восприятие пространства работает похожим образом: мы считываем важные вещи, а второстепенные оказываются на периферии. Как раз в этой способности нужным образом расставлять приоритеты и заключается основное отличие колажных подач от фотореалистичных визуализаций. Рендеры не обладают свойством вычленения главного, в них проработаны абсолютно все нюансы. Это то, что на мой взгляд, привело к увлечению коллажной графикой. 

Но, как мы любим повторять, любая хорошая идея имеет свойство тиражироваться и в результате этого тиражирования доходить до абсурда. Сохраняется форма, но не её содержание. В результате получается целый мир этих мультяшных изображений, которые отделяются от архитектуры и существуют как самостоятельный вид искусства.

«Для многих проектов используется изображение-икона (иконка), наиболее ясно и просто передающая образ».
Авторы картинок: С. Стамболиева, А. Казарьян, А. Копеина, А. Тихомирова, П. Филиппова (Nowadays)                                                                                                                                
Алёна Шляховая

Но в каждом архитектурном проекте есть ещё и нарративная часть — его мифология. В таком случае заимствование фрагментов из живописи/искусства, использование каких-то метафоричных и порой чисто декоративных приемов помогают передать настроение, суть и историю, заложенные в проект. Это кажется наиболее важным для конкурсных проектов, особенно когда нет возможности устной живой защиты. Но все эти метафоры остаются на бумаге. Где же тогда настоящая архитектура? В изображении или в реализации?

Ната Татунашвили

Каждый сам волен выбирать, что он считает настоящей архитектурой. Кто-то скажет, что архитектура — это наш материальный мир, а для кого-то это прежде всего мир идей. Я считаю, что это просто две разные вещи: одно другому не мешает, но надо всегда отдавать себе отчёт в том, что это не одно и то же. Но конечно, как и в случае с другими направлениями в искусстве, которые подпитывают друг друга, архитектор может искать вдохновение в любой сфере, в том числе и в архитектурной графике. 

У нас был случай, когда над одним проектом работали два студента, оба с выдающимся бэкграундом. Было создано очень много хорошей графики, но на момент сдачи выяснилось, что ребята забыли подумать о пропорциях здания.

Этот пример рифмуется с нашей собственной слабостью — концентрироваться на антураже и забывать о том, что из себя представляет форма: как она строится, как продумывается в макетах и даже проверятся в масштабе 1:1. Нам всем надо найти способ освободиться от расслабляющих нас вещей — когда, сделав хорошую графику, мы сами себя обманываем и думаем, что сделали хороший проект. Мы уделяем много времени плоским изображениям и даже захвачены идеей плоской архитектуры, но это не отменяет первоочерёдной работы с пространством.

Возвращаясь к вопросу о графике, недавно мы нашли оптимальный язык, который,  как нам кажется, наиболее релевантен строящейся архитектуре. И это, кстати, вопрос инструментов: где мы строим 3D-модели, в чём проектируем и так далее. То, что мы начинаем сейчас всё чаще использовать, мы называем «красивый SketchUp». 

 

  •  
  •  
  •  
«Красивый SketchUp» (а также Rhino). Авторы картинок: А. Тихомирова, А. Копеина, К. Егорушкина (Nowadays)
Ната Татунашвили

SketchUp, на мой взгляд, великая программа, потому что позволяет работать без перехода от модели к визуализации. Помимо того, что архитектор должен сам подавать проект, он должен тратить на это всё меньше и меньше времени. Мы стараемся минимизировать Photoshop: настраиваем цвета, материалы и свет сразу внутри SketchUp’a таким образом, чтобы снимать с него готовые красивые изображения — просто экспорты сцен в JPG. Такой же метод работы мы недавно начали применять и с Rhino: он позволяет работать с моделью с настроенными текстурами. Это для проектов, в которых требуется более сложная геометрия.

Такая техника позволяет показать самое главное: тут — светлое, там — тёмное, здесь — широкое, здесь — узкое. Такой язык понимают все: нет заказчиков, которые без бликов на стекле не могут считать главную идею пространства.

Анна Шпунтова

Использование антуража в картинках — это ведь способ рассказать о мыслях автора, а не собственно об архитектуре?

Ната Татунашвили

На мой взгляд, многие вещи сейчас копируются людьми бездумно. Например, вырезанные из произведений Анри Руссо растения и животные появляются на работах, совершенно не соотносящихся с его удивительным, живым миром. Мы, хочется верить, подходим к таким заимствованиям осознанно. Например, используем говардовских античных девиц в лёгких одеждах, когда это единственный способ показать, что там, где мы строим дом, большую часть года очень жарко. 

Например, в изображениях для конкурсного проекта реновации кинотеатра «Варшава» важно было продемонстрировать, что реконструкция здания интересна не сама по себе, не зданием и не материалами, а программой: какой она будет, как будут вести себя люди, что будет происходить с ними в здании. Поэтому самым живым и ярким элементом на картинках стали именно изображения людей. Весь этот проект был построен на взаимодействии людей с пространством, были разработаны персона-модели, или специальные персонажи. Именно за жизнью этих персонажей мы наблюдаем на картинках.

Анна Шпунтова

Какими референсами вы пользуетесь в процессе создания проекта? К чему обращаетесь в поисках идей и вдохновения?

Ната Татунашвили

Мы начинали маленькой командой и все проекты придумывали вместе. Когда команда выросла, деление людей по проектам стало неизбежно. Но мы считаем, что каждый проект должен обогащаться участием каждого члена команды. Поэтому мы устраиваем воркшопы, где собираются все и вместе обсуждают проект, вносят предложения, делятся идеями, в том числе и референсами. И здесь установлен важный принцип: референсом для графики может быть что угодно, кроме чужой графики — это может быть живопись, скульптура, фотография. Соответственно, референсом для проекта может быть что угодно, кроме других проектов.

  •  
  •  
  •  
  •  
«Многие вещи сейчас копируются людьми бездумно. Например, вырезанные из произведений Анри Руссо растения и животные появляются на работах, совершенно не соотносящихся с его удивительным миром. Мы, хочется верить, подходим к таким заимствованиям осознанно». Авторы картинок: А. Тихомирова, А. Копеина, Ф. Кацуба, Ю. Каптур (Nowadays)

Пожалуйста, подождите...
Мы используем файлы cookie для сбора обезличенных персональных данных. Это позволяет улучшать взаимодействие с пользователями, анализировать события на сайте и настраивать рекламу. Продолжая использовать сайт, вы даёте согласие на обработку персональных данных.